О Щербовце

Поселок Щербовец

Фото Helen Koshel

Расположен в Ждениевской долине на Верховине, у подножия горы Пикуй, между горами Руский Верх и Кичерки.

История региона в целом достаточно древняя. Со времен неолита территория, окружающая гору Пикуй, находилась на стыке двух торговых путей с Северного Причерноморья и Прибалтики до Балкан ( в том числе, так называемый Русский путь, фрагмент пути от Беласовицы к Лыбохорам вдоль Буковецкой полонины). Славянские названия поселений, рек и долин свидетельствуют о том, что первые поселения были славянскими. Мимо этих земель транзитом проходили племена кельтов, гуннов во главе с Аттилой, венгерские племена во главе с Арпадом, татаро-монгольская орда хана Батыя.

Заселение территории приходится на время правления русского князя Даниила Галицкого, который проводил активную политику укрепления пограничных рубежей Галицко-Волынского княжества и заселения опустошенных монголами земель. Так, по приглашению короля Даниила на границе с Венгрией появляются поселения-гнезда вольнонаемных рыцарей рода Драго-Сасов, осевших после крестовых походов в верховьях реки Тиса и пользовавшихся в Галиции принесенным ими правом, которое в Галиции называли Сасским (свод законов Саксонское зерцало). Одним из таких поселений стал поселок Беласовица (у подножия Пикуя с другой стороны, примерно в 10 км от Щербовца), основанный в качестве пограничного поста для контроля за торговыми путями.

После упадка и утраты государственности 1340 г. Галицкая земля перешла под контроль Королевства Польского. Вероятно, местные славянские поселения перешли во владения Венгерской короны, поскольку граница между королевствами проходила по Большому Водораздельному хребту.

Фото Helen Koshel

С 1526 года окружающие территории попали под контроль турецких вассалов князей Трансильвании, которая на то время входила в Венгерское королевство.

Своим явно славянским названием деревня Щербовец (в разные времена Сербовец, Сербац) видимо обязана горе Пикуй. Венгерское название поселка – Берегcиклаш (Beregsziklas), что означает «скалистый берег», очевидно также досталось деревне благодаря скалистой вершине Пикуй, по которой проходила граница («берег») Венгрии.

Согласно «Монографии Бережзкой жупы» Теодора Легоцкого (Унгвар, 1881 г.), поселение Щербовец было основано в 1612 г. тремя беженцами – крепостными из Галичины. Хозяин Чинадиевской доминии, к которой относился Щербовец, Няри Иштван Келеманович, отдал им небольшую поляну, на которой они и обосновали поселение. Они также получили разрешение построить мельницу в Демьяновке и пасти скот на полонине Гусла (Пикуй).

По данным переписи 1649 года поселок насчитывал 19 дворов (а точнее «хиж»). Крестьяне должны были отдавать десятую долю урожая в Мукачевский замок, который также относился к Чинадиевской доминии. А согласно урбариальной переписи 1691 года, часть крепостных дворов уже пустовала, а церковь была уничтожена. В том же году была выделена земля священнику и выстроен каменный дом (фара).

Документы, на которые опирается Теодор Легоцкий, свидетельствуют, что из 14 крепостных дворов, заселены были только четыре, а остальные – сожжены. Возможно, это было делом рук крымских татар, которые, в этот период проходили через Карпаты.

Фото Helen Koshel

В 1728 году соседняя деревня Ждениево перешла в собственность австрийских магнатов Шенборнов и была отнесена к Нижневерецкой экономии. Граф Шенборн открыл в лесу лесную управу, построил несколько каменных зданий, в том числе и двухэтажное здание “наподобие замка”. Доминия Шенборна держала здесь своего управляющего, который заведовал лесной управой, собирал с населения налоги и следил за тем, как крестьяне отрабатывали барщину.

В 1765 году граф построил в соседней деревне Збыны большую лесопилку (тартак), на которой вместо привычного колеса использовался двигатель. На предприятии работали крестьяне из деревень Збыны, Ждениево и Щербовец. Здесь производили дранку, доски, стропила, латы и бочки для вина. В 1843 году здесь начал действовать небольшой лесопильный завод, а с 1889 г. – большая паровая лесопилка.

Ждениевское деревообрабатывающее предприятие было оснащено передовой на то время техникой. Пилы и другое металлическое оборудование поставляли Шелестовcкий и Турья-Реметский заводы. Машины для производства фанеры завозили из Австрии. В лесничестве работали и рабочие из немецких колонистов, которые получали за свою работу деньги в отличии от крестьян, вынужденых отрабатывать на предприятии барщину.

Деревообрабатывающие предприятия приносили доминии значительную прибыль.

Кроме работы в лесу, крестьяне занимались земледелием, выращивали в основном овес, картофель, бобы и яровую рожь. Очевидно, жизнь крепостных была не сладкой, раз в 1835 году крестьяне 35 сел Верховины подали жалобу императору на управляющего графа Шенборна. Они писали, что их в летнюю жару заставляли работать целый день без еды и питья, а осмелившихся отлучиться к колодцу жестоко наказывали. Кроме основной барщины им приходилось отрабатывать еще 27 дней дополнительно, возить лес и камень господам. Во время сбора девятины у них отбирали лучшие снопы и картофель. Крестьяне также вынуждены были бесплатно обрабатывать наделы управляющего имением. Свой урожай крепостные могли собирать только поздней осенью, когда уже шел снег.

Фото Helen Koshel

Сложная жизнь крестьян наложила отпечаток и на их убогие жилища. Избы крестьян были преимущественно курными, так как за дымоход надо было платить налоги. Дома строили деревянные, без фундаментов, и крыли соломой.

Во время оккупации Закарпатья фашистской венгерской армией в долине действовал жандармско-полицейский режим. В деревне Грабивница строили так называемую линию Арпада. Солдаты отлавливали по селам людей, гнали их в Грабивницу в бараки, и там под конвоем они строили укрепление. Те из крестьян, кто не успел спрятаться, работали на строительстве по несколько лет, навещая семью лишь по воскресеньям, когда их отпускали за продовольствием. Укрепление в Грабовнице прекрасно сохранилось и пользуется популярностью у туристов.

С приближением Советской Армии в Щербовец эвакуировали все население 10 сел Ждениевской долины, откуда их потом гнали дальше, на запад. Люди с помощью партизан убегали в лес и прятались или переходили на территорию Советской Украины.

19 октября долина была освобождена от оккупантов, а на горе Пикуй, через которую проходила линия фронта, осталось немало погибших солдат как венгерской, так и советской армий.

В Ждениеве в 1921 году насчитывалось 130 детей школьного возраста, а школы не было. И только в 1927 году были открыты 2 начальные школы с украинским и чешским языками обучения. Из культурно-просветительских заведений существовала комната-читальня, в которой насчитывалось 156 книг.

Пикуй

Пикуй

Наивысшая вершина Верховинского Водораздельного хребта и всех Бескидов, а также самая высокая географическая точка Львовской области. Вершина расположена на границе Львовской и Закарпатской областей.

Высота горы 1408,3 м. Юго-западный склон горы крутой, северо – восточный – более пологий. Склоны покрыты буковыми и еловыми лесами. Здесь расположен заказник государственного значения «Пикуй».

Благодаря относительной высоте для вершины Пикуй характерна флора субальпийского пояса растительности, верхняя граница леса тут проходит на высоте 1200—1250 м н.р.м. Это позволяет туристам на коротком отрезке маршрута познакомиться с ландшафтами и своеобразной флорой (на вершине произрастают редкие виды растений). Сама вершина увенчана скалами и стремительными обрывами – небольшими куэстами. С вершины Пикуя открываются живописные виды, превышающие своей протяженностью любой другой вид о во Львовской области. С горы открываются красивые пейзажи Верховины, Бескидов и равнины Руны на Закарпатьи. Конус горы увенчан каменным четырёхметровым четырёхгранным столбом, построенный жители с. Гусный в 1935 году в честь первого президента Чехословакии Томаша Масарика.

На вершину этой горы не раз подымался сам Иван Франко. Вершина горы с северной стороны окружена гигантским каменным валом, разделённым посередине, откуда берёт начало горный поток с холодной водой. Мимо горы Пикуй проходит Русский путь (из Самбора-Турки до Воловца) через так наз. перевал Русский Путь.

Перевал Руська Путь

Перевал Русский Путь

Русский Путь, иначе Руський Путь, Руський Шлях, Старий Путь — перевал через Верховинский Вододельный хребет на границе Закарпатской и Львовской областей Украины высотой 1190 (1217) м. Перевал назван в честь одноименного древнего торгового пути эпохи неолита, существовавшего еще за две тысячи лет до рождения Христа, одного из самых известных торговых путей эпохи Средневековья, который объединял Венгрию с Русью. Беря свое начало на Балканах, он пролегал по Дунаю, далее вдоль Тисы поднимался в горы.

Этим безопасным путем пользовались во время своих походов Великие князья Руси. Князь Данило Галицкий шел этим путем в поход в 1269 году. У Верхней Высоцкой есть поток под названием Данчин. По преданию, здесь князь Данила, которого в народе называли Дань, остановился передохнуть и освежиться целебной карпатской водой. Не раз этим путем со своим войском проходил сын Данила, король Лев Данилович. В 1250 году он женился на дочери венгерского короля Бели IV Констанцией. Якобы тогда же, в знак верности любимой, он оставил надпись на камне на вершине горы Пикуй. Польский историк Ян Длугош утверждает, что князь Лев на самом верху Пикуя поставил столб с русской надписью, который обозначил границу его владений. В 1258 году Лев Данилович шел через перевал во время похода на Закарпатье.

На перевале до сих пор расположен крест с надписью «Руська путь». Вдоль хребта донедавна возвышались приграничные столбы – до войны тут пролегала граница между Польшей и Венгрией.

После Первой мировой войны через перевал прошла чехословацко-польская граница. После аннексии Венгрией территории нынешнего Закарпатья (тогдашней Подкарпатской Руси) здесь прошла венгерско-польская граница. С сентября 1939 года до июня 1941 перевал стал венгерско-советской границей. После присоединения Закарпатья к Советскому Союзу перевал стал снова лишь административной границей Львовской и Закарпатской областей, Воловецкого и Турковского районов.

Перевал в Первую мировую войну использовала русская армия для обхода укреплений противника в ходе Брусиловского прорыва, а в 1944 году во время Второй мировой его захват сыграл большую роль для 1 гвардейской армии в составе 4-го Украинского фронта для обхода линии Арпада, на протяжении 18 дней штурмовавшей этот участок без поддержки артиллерии, поскольку орудийные тракторы и колесные тягачи не могли одолеть местные скальные подъемы. Об этих событиях напоминает большой металлический крест, стоящий на перевале[1]. Есть непроверенная информация, что перевал так назван в честь Суворовских войск, победно тут прошедших и еще, что русские купцы провозили здесь в свое время книги для продажи в Закарпатье.

Легенда про гусли

Когда-то, очень давно, в долине реки Жденянки, жил правитель Крайний Тимот. На высоком пригорке, над селом Жденевым, была у него усадьба. Оттуда он мог окинуть глазом все свои владения. Семья у него была большая, но больше всех он гордился старшей дочерью Даялой, которая слыла необычайной красавицей: стройная, как ель, русоволосая, грациозная. В глазах её под длинными ресницами отражалась синева карпатского неба. Даяла одевалась небогато – в домотканую одежду, но когда украшала она себя венком из горных цветов, превращалась в настоящую леснуя царевну. Девушка была горда и насмешлива и любила подшучивать над поклонниками, которые роем вились вокруг нее. Не действовали на неё и привороты ворожеек, к которым обращался не один из её поклонников.

Среди поклонников Даялы был и сын волосянского дьяка по имени Павел. Это был красивый и искрений парень. Павла часто приглашали играть на свадьбы, так как он отлично играл на гуслях и был всеобщим любимцем.
Даяле льстила любовь всеобщего любимца Павла. Но хотя девушка и проявляла расположение к нему, она не любила его и всячески уклонялась от ответа.

Вот как-то раз зимой, в канун масленицы, Павел снова заговорил о женитьбе. И Даяла дала ему понять, что согласна, однако потребовала доказательств любви:

- Я должна испытать твою любовь – действительно ли ты меня любишь, – сказала девушка.

– Ты недавно говорил, что будешь играть на свадьбе в Тихом. Так вот слушай моё условие: когда станет темнеть, ты должен покинуть свадьбу и пойти к нам так, чтобы в полночь был здесь. Я буду ждать тебя. Когда заиграешь на гуслях, я выйду и дам тебе ответ.

- Хорошо! – сказал обрадовавшись юноша, ничего не подозревая.

Как только стемнело, он выбрал подходящую минуту и пошёл в Жденев. Идти ему было далеко, почти три мили. Чтобы сократить себе путь, он пошёл напрямик, лесом. Ночь была лунная, звездная, морозная. Снега в лесу много, идти тяжело. Дорогу Павел знал хорошо и спешил как только мог, чтоб поскорее услышать долгожданный ответ. Вот по лесу разнесся зловещий вой, заметались жуткие тени – это рыскали вокруг волки в поисках добычи! Безоружный парень не растерялся, вынул из-за пазухи гусли и начал играть. И волки не тронули музыканта – все кружили вокруг и не уходили. Наконец над селом на высоком холме показалась в лунном сиянии усадьба Тимота. Волки остановились и исчезли.

Павел с облегчением вздохнул и, поднявшись к усадьбе, заиграл под окном Даялы свою любимую песню.

Но никто не открывал, никто не встретил его, только через какое-то время входные двери заскрипели и грубый мужской голос сказал:

- Чего людям спать не даешь? Не нашел другого времени? Убирайся прочь! и двери закрылись.

Павел понял, что над ним жестоко пошутили. Его охватило чувство обиды и стыда. И вместо того, чтобы вернуться в село, он пошёл лесною чащей прямо на Пикуй-гору. Только под утро обессилевший музыкант добрался по глубокому снегу до самой вершины. Здесь, встречая солнце, он ещё раз сыграл свою песню, а потом, обессилевший от усталости и горя, лёг под скалой и уснул. Там на следующий день нашли его тело люди, которые отправились искать его по следам в глубоком снегу.

Убитые горем родители юноши прокляли Даялу, пожелав ей навсегда остаться одинокой и не встретить в жизни счастья…Проклятие сбылось, люди отвернулись от гордой красавицы. Даяла состарилась в одиночестве, красота её увяла. А когда родители её умерли, Даяла осталась жить в угрюмой усадьбе на горе одна. И начала она колдовать и знахарствовать.

Народные сказания повествуют, что старая колдунья до сих пор живет и все бродит лесными чащами – ищет колдовские травы. Раз в году, в день смерти Павла, она идёт на Пикуй, на то место, где погиб юноша, и там горько плачет за своей молодостью и увядшей красотой.

С тех пор зовут люди вершину горы Пикуй Гуслями. Когда же над Карпатами свирепствует буря, когда северный ветер в ущельях и свистит между скал, гудит разными голосами, людям слышится, будто несчастный Павел играет на своих гуслях.